25 декабря 2008
Интервью, данное Наталье Савельевой

Обратно к пресс-релизам
 - Хотелось бы начать с предыстории - кем были Михей, Эдик, Саша (Дима, Марат и Аркадий) и как они встретились.

 - Началось все с увлечения музыкой «Битлз». Как-то, году в 1986-ом, Михей увидел своего товарища Алика Фишмана, шедшего на школьную дискотеку, неся под мышкой две «мелодиевские» пластинки «ливерпульской четверки». «Это «бИтлы», - именно так, с ударением на первый слог, Сашенька Фишман охарактеризовал свою ношу своему товарищу по секции биатлона Мише Тупееву (Богданову). Нельзя сказать, чтобы Мишу тогда это обстоятельство сильно впечатлило – большинство школьников тогда тащились от «Модерн Токинг», а о «битлах» наши ровесники почти не говорили.

Но годом позже, когда Миша осваивал подаренную ему мамой магнитолу и ненароком записал с хрипом и помехами «I’ll be back», процесс пошел. Нельзя сказать, что песня сразу понравилась Мише – совсем нет. По сравнению с понятной и привычной простотой «Модерн Токинг» песня «Битлз» ошарашивала причудливым чередованием минора и мажора, а также наличием ТРеХ самостоятельных музыкальных тем. В общем, пришлось послушать еще несколько раз – и вот тогда Михаила ПРОНЯЛО окончательно и бесповоротно. Он услышал ГАРМОНИЮ и раз и навсегда был до глубины души потрясен умным замыслом Леннона-композитора. Это было гениально. И вот – надо было как-то реагировать на это открытие. Тогда Миша позвал домой своего товарища Алика – а кого же еще? Ведь он был замечен в переносе битловских пластинок. Алик к тому времени уже мог играть на гитаре «цыганочку», «Деревянные церкви Руси» и еще несколько полезных вещей. Миша же пошел несколько по иному пути – разучивать чужие песни ему казалось скучным (хотя для начала он вместе со своими школьными друзьями Маратом Абдрахмановым и Маратом Минибаевым разучил бардовскую песню «Красный командир на гражданской войне» под чутким руководством мамы Марата Минибаева), – не откладывая дела в долгий ящик, он принялся писать свои песни.

Положительную роль в дальнейшем становлении группы «Шоттонз» сыграло возникновение в Уфе по инициативе Оли Щегловой (она же «Морж») «Битлз-клуба». Там мы познакомились с прекрасными людьми, многие из которых впоследствии стали нашими верными друзьями: с Ильдаром Габбасовым, Пашей Буркиным, Витей Петровым… Чуть позже мы стали играть вместе с Витей Петровым (Джоном) и Пашей Буркиным (он работал сторожем в «Доме пионеров», и это обстоятельство давало нам возможность репетировать не только днями, но и ночами). Чуть позже Паша решил сосредоточиться на преподавательской работе (он – гениальный авиамоделист), а на его место пришел Эдик Шарафутдинов (Эдсон), который делал первые шаги в музыке, изучая творческое наследие группы «Кино». Обо всех наших приключениях тех лет можно написать весьма нехилую, надо полагать, книгу (если будет такая потребность, разумеется). А сейчас единственное, что могу добавить – поклон всем, кто нам помогал (мы помним всех вас), а также спасибо и тем, кто нам вредил (благодаря вам мы становились сильнее. Еще кое-какие факты изложены в разделе «История» на сайте www.shottons.ru – а повторяться не хочется).

 - Как пришли к мысли объединиться в группу?

 - Эти мысли просто витали в воздухе. Это было естественно.

 - Помните свой первый концерт, репетицию?

 - Репетиций было великое множество, а вот концерт – да, запомнился. Тогда я настоял на том, чтобы мы, наконец, сыграли для слушателей, вышли, так сказать, из тьмы на свет. Иначе наши занятия музыкой грозили превратиться в какую-то интровертивную возню. Концерт произошел году в 1989, в Доме пионеров на Кувыкина в Уфе. У нас был фантастический аппарат – он напоминал машину времени из фильма про Ивана Васильевича. Паша спаял его собственными руками. Наши инструменты представляли собой набитые ватой простые акустические гитары со звукоснимателями. Все это, конечно, фонило, свистело и издавало прочие околомузыкальные звуки. Из всех приглашенных пришли только трое моих одноклассников – они сочувственно поглазели на наши потуги. Паша Буркин очень переживал и на протяжении концерта постоянно охал и произносил сакраментальную фразу: «На говне же вышли, ребята. Дали бы мне еще немного времени, я бы спаял новый усилок…».

 - Какие задачи вы тогда ставили перед группой?

 - Задачи самые наполеоновские, конечно. Дойти до мировой славы. Стать такими, как «Битлз». А как же иначе?

 - Кто вам помогал морально и материально?

 - Наши близкие и наши друзья.

 - А какая музыка близка каждому участнику группы?

 - Алику нравился «Зеппелин», Витьке Петрову – «Металлика», Паше и Диме Буркиным – «Роллинг стоунз» и блюз, Эдсон всегда был очень продвинут и слушал много разной музыки (вообще-то их лично надо спрашивать – чего это я за всех отдуваюсь)? Из Эдсоновских уникальных предпочтений могу вспомнить «Yes», «Radiohead», Стинга, рокабилли. Аркаша вырос на роке 70-ых. Марат всегда любил русский рок и сольники Маккартни. Я очень люблю «The Who», «U2», «The Everly Brothers». Любовь к раннему рок-н-роллу – Элвису, Берри, Ричарду, «Битлз», английским бит-группам - даже не обсуждается. Это то, что вынесено за скобки – подразумевается само собой, а вернее – выведено под нашим общим знаменателем.

 - Опишите характер каждого участника группы. Желательно с акцентом на недостатки.

 - У меня недостатков хватает. Но говорить о них скучно (может быть, в другой раз?). Об остальных моих собратьях по группе могу сказать только доброе – они все настоящие рыцари рок-н-ролла, и мы с ними не один пуд соли вместе слопали. Про свои «минусы» пусть они сами толкуют, если им хочется (а, глядишь, как-нибудь соберемся и устроим сеанс показательного самобичевания).

 - Какая песня из вашего репертуара, на ваш взгляд, является визитной карточкой группы?

 - Так получается, что, пожалуй, «Лети в Нью-Йорк». Она даже вошла во всероссийский сборник «Рок-формула-2» вместе с хитами наших всеми признанных мэтров.

 - В 2005 году группа выступила на фестивале в Уфе, какие впечатления остались от участия в нем?

 - Мы выступали не только на этом фесте, но играли и на «Старом новом роке» в Екатеринбурге, и на «Белых ночах» в Крыму. На фестах всегда можно услышать много разнонаправленной музыки, и это обогащает, конечно.

 - Многие музыканты говорят, что им больше по душе выступления, нежели работа в студии, а что ближе вам?

 - Любим и то, и другое.

 - Вообще, какой из прошедших концертов Вам запомнился больше всего?

 - Очень хорошо получился Фестиваль классического рок-н-ролла и рокабилли в «Огнях Уфы». Мы сами сформулировали концепцию этого феста, пригласили «Мистер Твистер». Основным организатором был Эдсон. И спасибо, конечно, Диме Молодцову. Тогда была прекрасная атмосфера – на проекторах показывали отрывки из выступлений главных рок-н-ролльщиков планеты, около сцены стояли байкерские «Харлеи Дэвидсоны» и танцевали пары из Федерации акробатического рок-н-ролла. Все было стильно. Было очень много танцующих – все желающие могли танцевать. И это здорово.

 - Может ли удачное выступление в клубе или показ клипа по телевидению помочь в раскрутке группы или достаточно хорошей музыки, и какие элементы необходимы для хорошего концерта, по Вашему мнению?

 - Все перечисленные компоненты важны. А чтобы получился хороший концерт, необходима большая внутренняя работа. Мы очень трепетно относимся к нашим слушателям – они наши соавторы, сотворцы. И, мне кажется, что они всегда могли получить на наших концертах заряд бодрости. Однако пусть лучше они сами об этом расскажут.

 - Одно время все часто вспоминали утверждение БГ: «Рок-н-ролл мертв». Своим творчеством вы никогда не пытались доказать обратное?

 - Доказывать – это глупо, надо просто жить и делать то, что тебе ближе всего. Рок – это изначально танцевальная музыка. Хейли, Элвис, Берри, ранние «Битлз» и «Роллинг Стоунз» - под все это народ очень лихо отплясывал, и это правильно. А последовавший с конца 60-ых отход от танцевальности привел к нынешнему кризису, когда любая танцевальная музыка ассоциируется с попсой, а концептуальная музыка для пассивного слушания – с роком. В уравнение вкралась ошибка. Вот так.

 - Если бы один из участников группы поймал золотую рыбку и с ее помощью мог вернуться в прошлое, что-то изменить в жизни, он бы…

 - Менять что-то в прошлом – утопия, но у нас есть настоящее и будущее, и этого вполне достаточно, поверьте.

 - Чем отличается то, что вы делаете сейчас, от вашего первого альбома?

 - Первый альбом («Лети в Нью-Йорк») получился несколько эклектичным – просто за долгие годы накопилось много материала и жизненного опыта, и мы засунули все это в одну пластинку. В результате, там оказалось много песен разных стилей. Вторая пластинка будет более монолитной в плане стилистики песен: все это можно охарактеризовать как танцевальный рок-н-ролл. Слушая пластинку, вы как будто попадете на живой рок-н-ролльный концерт, где быстрые номера сменятюся медленными, и наоборот.

 - Где и перед кем вы бы никогда не стали выступать?

 - Сложно говорить гипотетически. Необходим исторический контекст события.

 - Какой, по-вашему, самый страшный может быть приговор для песни?

 - Никаких приговоров не надо. Все люди разные. Одному нравится одна песня, другому иная. А тот, кто пытается возводить свой вкус в абсолют – очень наивен.

 - Какой вопрос вам никогда не задавали, но на который вы бы с удовольствием ответили? и на какой никогда не стали бы отвечать?

 - Никогда не спрашивали о связях рок-музыки с литературой (думаю, что задвинул по этой теме бесконечно длинную лекцию, и остановить меня было бы очень сложно).

 - Вы делаете что-то для того, чтобы быть ближе к своим поклонникам?

 - Да, мы стараемся быть предельно открытыми – у нас есть сайт www.shottons.ru, где в открытом доступе находится наш первый альбом. Также есть «Гостевая» и наши "электронные" контакты. Вообще, слово «поклонники» в этом контексте мне абсолютно не нравится. Поклоняться надо Господу Богу одному, а всех, кому нравится наша музыка, считаем друзьями, близкими нам по духу и мироощущению.

 - По традиции, пожелания от Шоттонс поклонникам, слушателям, друзьям и коллегам.

 - Желаем каждому совершить на этой земле дело, для которого он здесь и находится. Самое главное дело своей жизни. У каждого есть свое предназначение, о котором он сам знает лучше всех. А окружающие могут только помогать или мешать это совершить. Но если вы твердо решили это сделать, знайте – у вас все получится! Всех с Рождеством и Новым годом!

 - Спасибо за интервью. Удачи группе Шоттонс! Ждем, когда будут заведены и пробьют полночь "Люксембургские часы" и до новых встреч!


Беседу вела Наталья Савельева




   © Shottons